Поиск по тегам Поиск по авторам Поиск по дате

Посленовогодний бой «террориста из оренбургской кадетки»

Вторник, 16 Января 2018 09:05

Продолжает развиваться сюжет с делом курсанта петербургской Военно-космической академии имени Можайского Вадима Осипова.

Протокол допроса составлялся без наводящих вопросов сотрудника ФСБ?

Выпускника оренбургского президентского кадетского училища Вадима Осипова неожиданно начали подозревать не только в плане захвата казармы, но и в подготовке теракта на одной из площадей Санкт-Петербурга с помощью… тележки с мороженым. По крайней мере, с таким акцентом о деле начали писать ряд СМИ. В конце концов, оказалось, что эти мысли могли быть навязаны курсанту во время допросов. С помощью своих тезисов Осипов якобы хотел продемонстрировать свои способности перед сотрудниками ФСБ.

Краткая предыстория

Своего отца оренбуржец Вадим Осипов не знал, а мать родила его в 14 лет и умерла от передозировки, когда сыну было 13 лет. Сначала опеку над ним оформила бабушка, которая злоупотребляла алкоголем. Потом - прадед, но и он умер. Так у Осипова осталось совсем немного родственников, среди которых – его тетя.

Несмотря на это, парень рос способным и в хорошем смысле выделялся из своих сверстников. Одиночество пробудило в нём желание общаться хотя бы с кем-нибудь, и Вадим начал вести дневники. Он мечтал служить в разведке, но после окончания Оренбургского президентского кадетского училища поступил на геодезиста в Военно-космическую академию имени Можайского в Санкт-Петербурге.

По словам родственников, он любил бывать в Оренбурге и старался приезжать на каникулы. Тем более, здесь же живет девушка, в которую он влюблен. Помогали друзья-курсанты. К последнему Новому году на свободе (2017-му) сокурсники собрали ему денег на дорогу.

«Теракт»

Тогда из Оренбурга он приехал расстроенный. Ряд СМИ связывают это с проблемами в отношениях и с тем, что часть его денег якобы пропила бабушка.

А в начале апреля в Санкт-Петербурге произошел теракт. В результате взрыва в поезде метро погибли 11 человек. В академии объявили операцию «Антитеррор». На одном из занятий историк рассказывал о необходимости быть бдительными.

В это время Осипов рассуждал о взрыве в петербургском метро:

«Честно говоря, я не знаю, как можно планировать теракты по 1 году, по 2-3 года, а в самом конце облажаться и сесть в лужу. Такое малое количество жертв и столько потраченных сил. Вчера в метро был взрыв. 11 чел. погибло и вроде 50 ранено. Как по мне, так 11 человек — это детский сад, даже спонтанное решение может унести больше жизней»   

Также в своих записках он отмечает, что хочет уйти из Академии и совершить то, что давно планировал. Что конкретно, не указывается. Он отмечает, что окружающие воспринимают его планы в качестве шутки. После этого курсант решил подумать, как бы поступил он на месте террористов, и нарисовал план захвата казармы. План заключался в убийстве дежурных с помощью штык-ножа или струны от гитары, захвате оружия и сооружения баррикад в казарме. Следственный эксперимент показал, что доступ к оружию по этому плану можно было получить менее чем за 15 минут. Гитару изъяли в качестве вещественного доказательства.

Листочек забрал преподаватель и передал декану. На следующее утро в Академию приехал сотрудник ФСБ Сергей Круть.

Тележка с мороженым

Круть начал допрос жёстко, но по каким-то причинам вскоре, наоборот, стал мягок к курсанту. Мечтавший о настоящей службе оренбуржец не понял смысла беседы с представителем спецслужб и решил, что таким образом ему дали возможность показать свои таланты. На уточняющие вопросы Осипов начал рассказывать, как потенциально мог бы действовать террорист. Круть при этом якобы всячески подталкивал курсанта сказать то, что будет выгодно следствию. Осипов рассказал, что он прощупывал почву по вероятной вербовке других курсантов с помощью шуток. Сотрудник ФСБ предложил вспомнить хоть одну.

«Я не смог вспомнить ни одной [шутки], я выпалил самое первое, что пришло в голову. Я сказал "чайник". И сотрудник ФСБ мне сказал: "А что — чайник? — Ну, взорвать там что-нибудь — А где? — Да где угодно, ну, может, в руки там дать или что-то такое — Так, а кому?". Я не знал, кому. Я сказал: "Cтаршине" — первое, что пришло мне в голову, — вспоминает курсант. — Эти шутки мы придумывали чуть ли не вдвоем. Я думал, [Круть] хочет мне помочь, службу мне какую-то оказывает. Может, я несмышленый или проверка какая-то такая. Что-то писал он, что-то писал я. Когда я думал, что что-то не то происходит, как-то не складывается, он мне говорил, что не волнуйся, все нормально, за это ничего не будет»

По словам Осипова, Круть даже сам придумал одну «шутку» - установить растяжку у ящика с телефонами курсантов. На этом же допросе Осипов решил ещё похвалиться и показал, что ему легко удалось скачать на свой телефон книгу, которая запрещена на территории России. Он сам показал файл сотруднику ФСБ.

Вскоре все эти шутки и хвальбы легли в основу уголовного дела против Вадима Осипова. Интересно, что протокол составлен без вопросов сотрудника ФСБ и выглядит таким образом, что курсант всё это придумал сам и без подсказок. Вера в спецслужбы сохранялась у Осипова и после того, как его поместили в СИЗО. Он думал, что недоразумение возникло из-за сотрудников Следственного комитета, и когда вновь увидел Крутя, то был уверен, что все недоразумения отпадут сами собой.

Показания свидетелей и обвинение 

Главными свидетелями стали курсанты, которых Осипов назвал сам в разговоре с сотрудником ФСБ. Он утверждал, что прощупывал почву по их возможной вербовке с помощью шуток. Трое свидетелей-друзей Осипова сказали, что воспринимали слова в шутку или не докладывали начальству из-за нежелания стать «стукачами». Адвокат утверждает, что двое свидетелей однозначно сказали, что их не склоняли к терроризму. Ещё один сказал, что его не вербовали напрямую.

Таким образом, все обвинения основаны фактически на нарисованном на листочке плане захвата казармы, показаниях свидетелей, которые не понимают того, говорил ли Осипов с ними о теракте в шутку, или вообще отрицают такой факт, а также на основании допроса сотрудника ФСБ, в котором указаны только ответы Вадима Осипова без вопросов ФСБшника.

По версии обвинения, Вадим Осипов хотел «самоутвердиться и прославиться путём создания общественного резонанса, направленного на запоминание населением его личности в роли массового убийцы, а также желал показать неспособность обеспечить жизни военнослужащих».

Оренбуржец свою вину не признает и считает всё произошедшее «дичайшей ошибкой».

Подозрения во вменяемости

Как сообщают федеральные СМИ, назначение судьёй нового психиатрического обследования стало неожиданностью. Ранее он был признан вполне вменяемым. Сам Осипов необходимости в обследовании не видит, так как сам считает себя не больным, а невиновным. Тем не менее в случае обнаружения у Вадима серьёзного заболевания его могут принудительно поместить в стационарное лечебное учреждение.

Если же его признают вменяемым и виновным, то его могут лишить свободы – вплоть до пожизненно. Инкриминируемая ему статья предусматривает и такое.

Обзор составлен по сайтам: fontanka.ru, РБК, Интерфакс, «Новой Газеты», «Медиазоны», «Пятого канала», МК и «Эха Москвы» в Оренбурге

РАНЕЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

«Террорист» Вадим Осипов, выпускник оренбургской «кадетки»

Расследование дела «террориста из Оренбургской кадетки» завершено

+1
1 год назад
Дело сфабриковали на мальчика у которого нет родителей, и за которого некому заступиться. Чтобы получить звезду на погон и квартальную премию.
Комментировать