Поиск по тегам Поиск по авторам Поиск по дате

Коза - заморская, платки – оренбургские

Среда, 13 Декабря 2017 04:53

или Тому ли достался бренд «Оренбургский пуховый платок»

Об этом сейчас с его обладателем - «Фабрикой оренбургских пуховых платков» - спорят другие производители уникальных изделий народного промысла, лишившиеся права использовать наименование места происхождения товара на этикетках и упаковках.

«Шима» против «ПУШИ»

Спорят очно и заочно, а также в интернете. Одной из первых под раздачу попала Оренбургская пуховая артель «ПУША» – по признакам нарушения закона «О защите конкуренции». С заявлением на ее действия в ФАС обратилось ООО «Шима» (в настоящее время ООО «Фабрика Оренбургских пуховых платков»). Компания считает, что артель незаконно использует наименование места происхождения товара «Оренбургский пуховый платок» на этикетках и упаковках, а также в интернете.

Сам факт регистрации «РОСПАТЕНТОМ» наименование места происхождения товара (НМПТ) случился не сегодня и даже не вчера, а еще в мае 2017 года. И не вдруг: наименование места производства товара (НМПТ) «оренбургский пуховый платок» было зарегистрировано за ООО «Шима» (сегодня это предприятие называется ООО «Фабрика оренбургских пуховых платков»).

- Нам потребовалось три года, чтобы доказать на всех уровнях – Минпромторг РФ, Роспатент и т.д., – что мы единственная в России фабрика, работающая с пухом в рамках народного художественного промысла и имеем право использовать название «Оренбургский пуховый платок». – сообщил председатель совета директоров индустриального парка Олег Гремпель. – Что наш фабричный платок соответствует всем канонам, что он самый сложный по орнаменту, самый геометрически правильный. Кроме того, бизнес-процессы прозрачны. Все народные промыслы - гжель, хохлома, павлопосадские платки и прочее. - зарегистрированы и, как правило, имеют одного правообладателя. Хочешь получить патент - должен работать по-белому. Государство дает зеленый свет. Ему не нужен контрафакт. Мы просто не в праве стоять в стороне и спокойно наблюдать, как под нашей маркой идет торговля «узбекским платком» и прочим контрафактом.

Ногой или рукой?

Действительно, связанные «ногой» (термин, запущенный в обращение нашими пуховницами) шали и паутинки буквально заполнили оренбургский рынок. По мнению специалистов, доля дешевого «пухового» контрафакта из Средней Азии, выдаваемого за оренбургский бренд, сегодня составляет более 30 процентов. И это с учетом продукции Оренбургской фабрики пуховых платков. Если же брать изделия только «ручниц», то этот показатель вообще зашкаливает – 90 процентов платков, которые называют себя оренбургским, являются контрафактом.

- Беда даже не в том, что подделки продаются на базар, вокзалах, в поездах. В конце концов: чего там только не продают! Хуже другое, - говорит заведующая отделом галереи «Оренбургский пуховый платок» Оренбургского музея изобразительных искусств Ирина Бушухина. - Контрафакт нашел свое место в магазинах и бутиках, позиционирующих себя под маркой «Оренбургский пуховый платок», в том числе в Москве и Петербурге. Да и у нас, на родине платка и самого бренда, отыскать настоящий оренбургский платок человеку непосвященному весьма проблематично. И это при том, что магазинов с названием «Оренбургский пуховый платок» сейчас немало.

И многие из них уже получили «письма счастья» от брендообладателя, в которых предупреждается об ответственности за использования названия «Оренбургский пуховый платок».

«Наименование в законе»

Свою обеспокоенность высказала директор Гильдии пуховниц Галия Абсалямова в обращении к губернатору Юрию Бергу.

«Я вижу, что происходит большая беда, – говорится в письме. – Наименование места происхождения товара за собой закрепила фабрика. Теперь никто, кроме них, не может использовать словосочетание «оренбургский пуховый платок» ни в рекламе, ни на упаковке – вообще нигде. Более того, при фабрике создана экспертная комиссия (ООО «Центр экспертизы «Оренбургский пуховый платок»), которая пытается поставить народный промысел в определённые ими рамки. Если изделие не соответствует, его называют контрафактным. Это ввергнет промысел в застойное состояние и не даст ему развиваться». 

Хотя Ирина Бушухина – самый крупный знаток этого народного промысла, автор книги-альбома «Оренбургский пуховый платок» и многочисленных научных публикаций – уверена, что порядок наводить нужно и что проверки на соответствие – то, что нужно прежде всего:

- Это промысел, которому уже 200 лет. Давайте жить нашими традициями и беречь нашу традиционную школу. Это же богатейшая сокровищница. И когда люди выдают нам какой-то суррогат, да еще защищают этот суррогат – извините, пожалуйста. Где хотите пусть будет это самодеятельное искусство — продавайте в магазинах, на рынках, но только не надо говорить, что это продолжение нашего промысла, - сказала Ирина Бушухина на «Эхе Москвы в Оренбурге».

Те же, кто готов работать в рамках традиций, могут получить паспорт изделия, подтверждающего его соответствие канонам оренбургского пуховязания. Такой документ с описанием изделия, фамилией его автора и присвоенного ему номера и внесения в анналы, снабжен во избежание подделки, голограммой, что дает его приобретателю полную уверенность в обладании уникальным изделием, являющимся визитной карточкой Оренбуржья, а его автору -  право назначить за него соответствующую цену.

Кстати сказать, покупатель, в том числе и оптовый, совершивший  покупку пухового платка, шали, палантина, косынки или другого подобного изделия, тоже вправе обратиться в экспертный совет, чтобы убедиться, что его приобретение действительно достойно называться оренбургским. Кроме всего прочего, «разбор полетов» на экспертном совете - это еще и урок, из которого можно извлечь много полезного на будущее, ведь все замечания к изделию заносятся в протокол.

Козы вне бренда

Что же касается «застоя», то и здесь Ирина Бушухина проблемы не видит. Новые узоры не запрещаются, но, чтобы стать брендом, они должны пройти проверку временем. И с этим трудно не согласиться. В отличие от других «уступок», например, разрешением на использование в брендовых платках любого козьего пуха, а не только оренбургского. Причина понятна: почти истреблена та самая уникальная порода оренбургских коз, пух которых и позволяет вязать легкие, ажурные паутинки и необыкновенно теплые и ноские шали.  Их, к счастью, можно встретить еще в сельских подворьях, где этих животных держат семьи пуховниц, тех самых которые и вяжут те самые исконно оренбургские платки.  Их мало. Их все меньше. Они – вне бренда. Но они-то и составляют нашу славу.

Но – не бизнес на ней! Когда мне надо купить в подарок оренбургский пуховый платок, я ищу именно такой.

Не фабричный. Потому что знаю: фабрика, даже, если она и обладатель бренда, практически, и давно уже, не работает с оренбургским пухом. И не только потому, что его мало (уникальных вещей в природе мало вообще). С ним в массовом производстве трудно. Он в конфликте с машинами, даже современными, способными, вроде бы, вывязать любой узор…

Нет, ни я, ни любой нормальный потребитель не против войны с контрафактом! Мне тоже очень стыдно, когда я вижу, что порой «впаривается» покупателям под маркой оренбургского пухового платка. Но, давайте определимся: чего мы хотим? Если наводнить мир изделиями из азиатского пуха с брендовым оренбургским орнаментом, то мы на правильном пути. А если сохранить славу оренбургского пухового платка, то тут вряд ли без оренбургской козы-кудесницы можно  обойтись… 

+1
Комментировать